01:16 

ИЗОЛЯЦИЯ

Хельга Французова
Не любите меня за большие сиськи, полюбите за бессмертную душу.
Название: Изоляция
Автор перевода: Agripina aka Ульяна Саинова
Редактор: Хельга Французова
Персонажи: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Размер: макси
Жанр: Роман, Angst
Тип: Гет
Рейтинг: R
Статус: оригинал в процессе / перевод в процессе
Дисклаймер: Герои принадлежат Дж. К. Роулинг, буквы – алфавиту.
Предупреждения: ООС, AU, PostHBP (без учета 7-ой книги, но некоторые моменты из нее все же позаимствованы автором), мат.
Сюжет: Он не может покинуть комнату. Её комнату. И виновен в этом лишь Орден. Он заперт в замкнутом пространстве. Что-то произойдёт. Он сойдёт с ума. А может, и нет
Обложка:


Данные о переводе:
Автор фанфика: Bex-chan
Контакты автора: twitter.com/bex_chan
Язык оригинала: Английский
Оригинальное название фанфика: Isolation
Ссылка на фанфик: www.fanfiction.net/s/6291747/1/Isolation
Разрешение на перевод: разрешение получено (cs315821.userapi.com/v315821919/109d/hW5uuxOgw3...)


Награды: Данный фф является победителем Dramiome Awards в номинациях "Лучший фанфик по Драмионе" и "Лучшая сюжетная линия в фанфике по Драмионе", а так же The Tumblr Dramione Awards в номинациях "Лучший фанфик" и "Лучший автор фанфикшена".


Альбомы с артом к фф:
PHOTOBUCKET - s1204.photobucket.com/albums/bb404/Bex-chanFanf...
FACEBOOK ALBUM – www.facebook.com/media/set/?set=a.1266048873999...








Люди часто говорили, что в тревожные времена вы учитесь ценить любые мелочи. Такие поэтические и причудливые понятия как закаты, пение птиц и многообразие изящных цветов.

Что ж, Гермиона могла с уверенностью сказать всем тем людям, что это полная чушь.

Чушь. Чушь. Чушь.

Закаты в значительной степени ничем не отличались друг от друга, пронзительно кричащие птицы весьма раздражали и устраивали ей мигрени, и Гермионе действительно не было никакого дела до оттенков цветов. Как бы там ни было, они все погибали; все превращались в уродливые, высушенные остовы. Особенно, когда зима начинала высасывать жизнь из мира.

Нет, когда наступало трудное время, а оно действительно таковым являлось, это в значительной степени отвлекало тебя от всего прочего. Окружающий мир становился неважным и искаженным, омраченным тяжестью надвигающейся тьмы. Гермиона заметила, что даже занятия утратили всякий смысл, и хуже всего было то, что, казалось, все чувствовали то же самое.

Студенты Хогвартса тонули в меланхолии. Все без исключения.

Каждый, кому разрешили вернуться.

Насколько ей было известно, в школу возвратилось немногим больше четверти студентов; и все они испытывали страх, мрачными тенями передвигаясь по пустым коридорам под гул шепота. Но занятия, матчи по квиддичу и другие события все еще проводились, даже при том, что было вполне очевидно: большинство студентов утратило желание принимать участие в соревнованиях, общественной жизни школы и даже учебе.

МакГонагалл прилагала все усилия, стараясь сохранить привычный порядок дел, но это было бесполезно. Теперь Хогвартс был подобием школы; просто оболочка из древних стен, за которыми, как когда-то считалось, было безопасно. Но, конечно, это тоже было чушью.

Было первое октября, а значит, Гермиона вернулась в школу всего несколько недель назад. Казалось, это было так давно. Это также означало, что прошло уже почти пять месяцев со смерти Дамблдора. Нет, в Хогвартсе определенно не было безопасно, и все об этом знали. Пожиратели Смерти пробрались в школу, и все благодаря Драко мать его Малфою, а затем Снейп убил самого выдающегося человека, которого она когда-либо знала.

Волдеморт вернулся. Вообще-то, он вернулся несколько лет назад, но сейчас проклятие его возвращения с каждым днем становилось все более могущественным и грозным. Она пребывала в оцепенении. Именно так. На хер стереотипы, навязанные ей цветами Гриффиндора, иногда быть напуганной – разумно.

Не помогало и то, что два так называемых лучших друга покинули ее. Да, в данное время Гари и Рон скитались по всей стране в поисках крестражей. Без нее. Она так и не смогла понять всего смысла данного решения, предложенного Люпином. Гермиона искренне любила своих друзей, но если она была права, у Гарри, вероятно, ежечасно случается приступ жуткой боли, а Рон, скорее всего, спотыкается на каждом шагу.

Она знала, это было не их решение, но все равно не могла ничего поделать с тем чувством обиды, что беспрестанно следовало за ней. По крайней мере, они хотя бы были вдвоем.

Она же осталась здесь, чтобы помочь МакГонагалл превратить Хогвартс в убежище. В некое безопасное место. Рядом были и другие члены Ордена – Симус и Дин, а еще Джинни, которая также помогала профессорам. Младшая Уизли была довольно приятна в общении, но она и близко не подходила для того, чтобы заполнить пустоту, образовавшуюся после отъезда мальчиков. Большую часть времени Гермиона ощущала себя невероятно одинокой.

Конечно же, она получила место Главной старосты девочек, а вместе с тем и отдельный дортуар, чтобы иметь возможность помогать Ордену в разработке планов. Может быть, ее назначили потому, что это давало возможность закрыться в библиотеке на всю ночь в надежде помочь делу. Или же причиной стало то, что она являлась небезызвестной лучшей подругой Гарри Поттера, и, как предполагается, должна была стать неким символом надежды для несчастных душ, обитающих в Хогвартсе. Как бы там ни было, она радовалась возможности оказаться полезной, но все же предпочла бы остаться с Роном и Гарри.

Майкл Корнер стал Главным старостой мальчиков, но Гермиона так и не смогла понять, что способствовало его избранию. Возможно, причина крылась в том, что он был школьным старостой и членом Отряда Дамблдора; но она сомневалась, что он мог чем-то помочь Ордену. Разумеется, она могла бы спросить его, или же разузнать об этом у кого-либо из студентов, но единственным человеком, с которым она в эти дни поддерживала отношения, была МакГонагалл, но та была слишком занята, слишком… погружена в свое отчаяние, чтобы помогать.

Ее комнаты казались пустыми. Нежилыми.

Они находились недалеко от Гриффиндорской Башни – ее спальня, крохотная кухня, гостиная, размером с носовой платок, ванная комната и еще одна спальня. Спальня, которую, вероятно, занял бы Гарри, если бы его выбрали Главным старостой. У Корнера был отдельный дортуар, расположенный вблизи Башни Когтеврана, и она была рада этому. Если бы она злилась или тревожилась происходящим, то не хотела бы, чтобы кто-либо, кроме Гарри и Рона, знал об этом.

Но, как она могла неоднократно заметить, их здесь не было. Они присылали ей письмо дважды в месяц, опасаясь перехвата совы и возможности извещения Волдеморта об их охоте на крестражи.

Так что, да. Дела были плохи. Совсем плохи.

Настолько плохи, что слова перед ее глазами ускользали от ее сознания и теряли свой смысл. Когда Гермиона, подстрекаемая своей неподвластной бессонницей, отправилась в библиотеку для продолжения изучения материалов о крестражах, было далеко за полночь.

Уже пробило два, помещение было совершенно пустым, и лишь слабое свечение Люмоса давало некое представление о наличии жизни в лабиринте книжных стеллажей. Она потерла лишенные сна глаза и с трудом попыталась сосредоточиться на размытых буквах и формах.

– Все верно, – пробормотала она сама себе, проследив текст пальцами, чтобы сфокусировать свой взгляд. – Первым известным волшебником, создавшим крестраж, был Герпо Нечестивый, но он смог лишь…

Блин

Она уже дважды прочла это предложение.


~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~


– Ты спятил, – резко выплюнул он, остановившись, как вкопанный. – Не знаю, каких из своих идиотских зелий ты наглотался, но я ни за что туда не вернусь.

– Как я предполагаю, у тебя имеется лучшая идея? – Северус Снейп медленно развернулся и с некоторым нетерпением посмотрел в лицо своего юного собеседника.

– Ты уже забыл, что мы там натворили? – спросит тот, указывая в направлении школы дрожащей от ярости рукой. – Стоит мне одной ногой ступить туда, от меня и мокрого места не останется!

– У нас нет времени на споры, Драко, – усмехнулся бывший профессор, хватая молодого волшебника за шиворот. – Я дал Обет защищать тебя, а это единственное место, где ты будешь в безопасности…

– Отвали от меня! – прошипел Драко Малфой, пытаясь освободиться от его руки, в то время как Снейп начал двигаться в направлении Хогвартса. Он пытался упираться каблуками в землю, высвободить руку из одежды, но все было бесполезно. – Ты, чертов предатель крови!

Снейп остановился и, поправив хватку на одежде Драко, приблизил его лицо к своему. По его выражению нельзя было ничего прочитать, но неожиданно Малфой почувствовал страх перед опасным взглядом волшебника. И все же он не дрогнул. Тот был предателем крови. Это факт.

Они со Снейпом были в бегах в течение последних нескольких месяцев после... событий в Астрономической Башне. Драко был неглуп. Он знал, что его неудача будет иметь последствия, но никогда и вообразить не мог их масштабов. Темный Лорд жаждал его смерти.

Он не имел возможности поговорить со своими родителями с тех самых пор, и понятия не имел, что с ними произошло. Он только что покинул какую-то шотландскую лачугу со своим единственным спутником – мерзким и мрачным мужчиной, который сейчас изощрённо мучил его. А еще за его голову была назначена цена. Обе стороны желали смерти Малфоя. Превосходно.

Но затем Снейп рассказал ему, что был шпионом; что предал их всех и что был одним из них. Драко вырвало едва переваренными объедками, которые им удалось раздобыть в тот день, и он потратил остаток вечера, пытаясь сбежать из их укрытия в Шотландии.

Да и куда бы он мог податься?

Если бы то, что Волдеморт как можно скорее хотел его заавадить, не было общеизвестным фактом, он раскрыл бы местонахождение Снейпа ради хоть какой-то личной выгоды. Но ему больше не было места среди Пожирателей Смерти, бросивших его в полном дерьме; вынужденного следовать за предателем крови, который сказал, что больше не сможет его защитить.

Ебануться.

А теперь он притащил его в Хогвартс.

Малфой попытался расспросить насколько Снейп причастен к Ордену, но этот ненормальный мерзавец типично выдал голый минимум. Драко задался вопросом, настигло ли, наконец, бывшего профессора безумие; возможно, вся эта идея о шпионаже была лишь истеричным бредом полоумного человека. Он все-таки убил Дамблдора. Но в таком случае, зачем бы профессору тащить его в Хогвартс, если у него не было определенных способов воздействия на МакГонагалл и Орден?

Множество вопросов, сдобренных беспокойством, толклись у него в голове, пульсировали, отзываясь эхом в ушах, ни на миг не позволяя забыться. И у него не было никаких ответов. Никаких обещаний. Ничего. Его просто оставили сгорать в болезненной неопределенности, которая заставляла мучиться вопросом, когда же все стало настолько сложным.

Пять месяцев в покосившемся сарае на одном из пустынных Шетландских островов[1], на которых лишь монотонное блеяние овец нарушало тишину, сделало его более чем немного... напряженным. Конечно, то, что самый могущественный волшебник на Земле охотится за вашей жизнью, тоже не особо помогает.

Что за дерьмовая неделя. Дерьмовый месяц. Дерьмовый год.

– Я стараюсь защитить тебя, Драко, – отрезал его наставник, крепче сжимая мантию парня. – Это единственное место, где ты будешь в безопасности…

– Я не буду там в безопасности, – проворчал Драко Малфой, кривясь от отвращения. – Я, блять, их враг...

– Сейчас ты являешься врагом для обеих сторон, – заметил Снейп, продолжая двигаться по направлению к Хогвартсу и таща за собой наследника Малфоев. – Но эта сторона вряд ли убьет тебя. Профессор МакГонагалл уже дала согласие.

– Тупая корова, – рявкнул Драко срывающимся голосом. – Так что, я должен вверить свою безопасность в руки этой сумасшедшей ведьмы?

– У тебя нет выбора.

Его протесты прекратились.


~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~


Она дрожала.

Осень слишком быстро пробралась в замок, и холод услужливо щекотал ее шею. Каждый выдох Гермионы покидал легкие, превращаясь в серебристый туман, и она сжала рукава свитера в кулаках, чтобы защитить пальцы от холода.

Гермиона подпрыгнула на стуле, когда услышала, как распахнулась дверь библиотеки, после чего послышались шаркающие шаги. Она схватила палочку, тихо прекращая действие Люмоса, и внимательно прислушалась к назойливым шлепкам по половицам. Затаив дыхание, она постаралась как можно тише встать со своего места.

Она пробиралась по проходам между книжными полками в поисках проблеска чего-либо подозрительного. Все тени смешались в единую, почти черную массу, поэтому она сконцентрировалась на звуках. Кем бы ни был тот, кто задержался у двери, он стал медленно проходить вглубь библиотеки. Ее рука крепче сжала палочку.

– Мисс Грейнджер? – произнес знакомый голос, и она расслабилась. – Вы здесь?

Люмос, – выдохнула ведьма, ноги повели её на дружественный голос. – Я здесь, профессор Слизнорт.

– О, вот вы где, – нервно улыбнулся тот, когда она попала в поле его зрения. – Знаете, мы вас всюду искали. Вам действительно не стоит находиться вне комнат так поздно, даже если вы – Главная староста.

– Все в порядке? – спросила она, игнорируя его комментарий.

– Профессор МакГонагалл хотела бы поговорить с вами, – просто заявил он, уводя ее из библиотеки. – Она в своем кабинете.

– Что-то не так? – ее брови в беспокойстве сошлись на переносице. Зачем она понадобилась МакГонагалл в два часа ночи?

– Я не совсем в курсе того, что происходит, мисс Грейнджер, – признался он, простодушно пожав плечами. – Но уверен, что все прекрасно. В противном случае нам дали бы знать.

– Наверное, – она рассеянно кивнула, засовывая руки в карманы. – Просто это как-то странно.

– В такие времена, мисс Грейнджер, – выдохнул Слизнорт, и Гермиона поняла по голосу, насколько уставшим он был. Настолько уставшими были они все. – Я удивлен, что вы все еще можете счесть что-либо странным.

– Справедливое замечание.

– Я провожу вас до кабинета, – сказал он, хрипящим спросонья голосом. – Если хотите, я мог бы подождать снаружи, чтобы удостовериться, что вы благополучно возвратитесь в свою комнату.

– В этом нет необходимости, – она отклонила предложение, слегка тряхнув головой. – Моя комната находится недалеко от кабинета МакГонагалл. К тому же, вы выглядите очень уставшим, сэр.

– Меня неожиданно разбудили, – признался он, пряча зевок в рукаве. – А вы в такое время читали в библиотеке. Вы хорошо спите, мисс Грейнджер?

– Вполне, – солгала она.

– Мог бы я порекомендовать зелье Сна-без-Сновидений? – предложил он, многозначительно глядя на нее. – Сварить его для вас на завтра?

– Нет, спасибо, – она слабо ему улыбнулась. – У меня есть немного маггловского снотворного, которое я могу выпить, если в этом действительно возникнет необходимость. У меня все хорошо, профессор. Правда.

– Если вы так говорите, мисс Грейнджер, – он остановился у двери в проход, ведущий в кабинет МакГонагалл. – Здесь я вас покину.

– Спасибо, профессор Слизнорт, – она вежливо кивнула в ответ. Подождав, пока волшебник исчезнет в коридоре, она пробормотала пароль. – Полосатая кошка.


~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~


Драко сидел в большом кресле, крепко стиснув зубы. Два профессора препирались друг с другом, и ему потребовалось собрать все свое самообладание, чтобы не сорваться и не наорать на них. Если бы МакГонагалл так оборонительно не сжимала свою палочку, он, вероятно, к настоящему времени уже заколдовал бы их, или, по крайней мере, бросил бы несколько заглушающих чар, чтобы заблокировать их скрипучие голоса.

– Я согласилась встретиться с вами, Северус, – произнесла ведьма резким тоном. – Но я не давала никаких гарантий на то, что он сможет здесь остаться.

– Альтернативы нет, – спокойно заявил Снейп, на миг переведя взгляд на Драко. – Если Темный Лорд найдет Малфоя, он убьет его, Минерва.

– И вы заставляете меня подвергнуть опасности остальных студентов? – отрезала она, ее шотландский акцент усилился, что напомнило Драко о его кошмарном пребывании на Севере. В постоянных бегах...

– Вы стараетесь защитить учеников, – произнес её собеседник. – Он нуждается в защите больше, чем кто-либо…

– Он – причина, по которой на школу напали! – закричала она, обвиняюще указывая пальцем на Драко. – Он…

– Еще ребенок, – перебил ее Снейп, игнорируя обиженное ворчание со стороны молчавшего до этого момента подростка. – Его ввели в заблуждение, Минерва.

На этих словах глаза Драко округлились, и он внимательно посмотрел на человека, которому когда-то доверял, хоть и с лёгким скептицизмом. Он находил странным и унизительным получать защиту от человека, которого теперь презирает.

– Он прекрасно знал, что делает, – тихо произнесла директриса своим обычным сдержанным тоном. – И если бы он не был настолько глуп, сейчас бы все обстояло иначе…

– Темный Лорд по-прежнему был бы угрозой, – осторожно ответил Снейп. – Вы же знаете, что Альбус…

– Не смейте даже пытаться подкупить меня памятью о нем! – повысив голос, предупредила МакГонагалл. – Как вы смеете, Северус…

– Вы знаете, что я прав, – произнес он с нажимом. – Вам прекрасно известно, сколь решителен был Дамблдор стремясь удержать Драко... от этого пути.

Наследник рода Малфоев почувствовал, как неизбежные вопросы с невообразимой скоростью затопили сознание, и он с шипением втянул воздух сквозь сжатые зубы. Старый осел интересовался им? Хотел удержать его подальше от темного пути? И Снейп знал об этом? Еще больше тайн; еще больше заноз в его в голове.

– Что, черт…

– Я предупреждал, чтобы ты сидел молча, – Снейп говорил, намерено растягивая слова, даже не взглянув при этом на Драко. – Минерва, вы ведь знаете, что Альбус позволил бы ему остаться…

– Что ж, – вздохнула она, массируя переносицу морщинистыми пальцами. – Благосклонность Альбуса можно было бы счесть за слабость, равно как и желание видеть хорошее в каждом из нас.

Снейп издал тихий звук, означающий согласие.

– Как бы то ни было, – тихо пробормотал он. – У меня заканчивается время. Он нуждается в укрытии от Темного Лорда.

Старая ведьма поджала губы и перевела свой мудрый, изучающий взгляд на молодого человека. Драко попытался не отвести глаз, но не выдержал и уставился на свои колени; его веки были тяжелы от усталости. Он толком не высыпался с той ночи на первое июня, за четыре дня до его семнадцатого дня рождения. Возможно, причиной тому был холод, что пробирался меж щелей в стенах их убежища, или болезненные муки голода, от которых он страдал последние пять месяцев, или даже сомнительные остатки его совести.

Сон был позабытой роскошью, как и приличная еда. И кровать. И душ. И тепло...

– Хорошо, – наконец пробормотала МакГонагалл. – Он может остаться. Но у меня есть условия, мистер Малфой, и если хоть одно из них будет нарушено, вы будете предоставлены самому себе.

Драко медленно поднял глаза и с вызовом посмотрел на волшебницу. Да кто она такая, чтобы выдвигать ему список требований? Словно делает одолжение. Он не хотел здесь находиться. Он не нуждался в ее чертовой помощи. Она могла засунуть ее себе...

– Вашу палочку, мистер Малфой, – спокойно потребовала она, протягивая руку.

Он фыркнул.

– Хрен вам, – безучастно пробормотал он, но тут почувствовал какое-то движение сбоку, и его глаза вспыхнули яростью, когда палочка выскользнула из кармана и опустилась на ладонь директрисы.

– Вам не разрешается посещать занятия, – решительно заявила МакГонагалл. – Полагаю, причины этого вполне понятны. Вы должны оставаться незамеченным. В любом случае, я уверена, что остальные студенты не были бы рады вашему возвращению.

Он закатил глаза, поскольку ненавидел людей, которые считали необходимым констатировать очевидное.

– Вы не покинете комнату, которую вам выделят, – резко продолжила она, кривя губы от напряжения. – Если вы хоть один шаг сделаете из Хогвартса без моего разрешения, вам больше не позволят вернуться. Никогда.

Драко потер подбородок и посмотрел на Снейпа, который наблюдал за ним своим обычным раздраженным взглядом. Малфой хотел послать их обоих на хер; сказать, чтобы они занялись своим делом, но он знал, что должен принять это предложение. У него просто не было выбора. Он снова напомнил себе, что ему некуда пойти. Так что вот. Еще одно место, которое ему не позволено покидать. Еще одно истощающее здравомыслие заключение. Мерлин, помоги ему сохранить свой рассудок.

– Он останется здесь? – нарушил тишину Снейп. – С вами?

– На мне лежит слишком много обязательств, чтобы я могла позволить себе изображать няньку, Северус, – объяснила МакГонагалл. – У меня на примете есть человек, который мог бы присматривать за ним.

Снейп нахмурился.

– Слизнорт? – предположил он. – Или один из преподавателей?

– Тебе прекрасно известно, что у них нет на это времени, – ответила она, выгибая бровь. – Учитывая обстоятельства, Северус, есть только горстка людей, которым я полностью доверяю. И, если вы хотите, чтобы местонахождение мистера Малфоя оставалось в секрете, он останется с мисс Грейнджер.

Глаза Драко увеличились в два раза, а во рту пересохло.

– Ебаная грязнокро…

– Вам стоит следить за своим языком, мистер Малфой, – пригрозила она резким тоном. – По-моему, я ясно дала понять, что ваше пребывание здесь условно...

– Вы думаете, засунуть меня с ней в одну комнату – это безопасно? – спросил он с выражением недоверия на лице. – Если и существует кто-либо, кроме Темного Лорда, кто желает мне смерти, так это грязнокро...

– Вам следует прекратить использовать это слово, – повторила МакГонагалл, пригрозив ему пальцем. – Я уверена, что мисс Грейнджер способна отнестись к этой... ситуации здраво.

Драко издал невеселый смешок и покачал головой.

– Да вы совсем сдурели.

– Вероятно, – согласилась она. – Но на вашем месте я бы не хотела заставлять меня пересматривать наше соглашение.

Он сузил глаза и уставился на Снейпа с выражением неподдельного отвращения.

– По-твоему, это меня защитит? – выплюнул он, опасно оскалившись. – Передать меня этим идиотам...

– Достаточно, – тихо ответил Снейп, по-прежнему с любопытством глядя на МакГонагалл. – Уверены ли вы, что мисс Грейнджер является самым мудрым решением, Минерва?

– Она – единственное решение, – заявила та решительно. – Только этой студентке я полностью и безоговорочно доверяю.

– Но кто-нибудь из преподавателей лучше бы подошел на эту роль.

– У преподавателей и так достаточно сложностей. Кроме того, они присматривают за остальными студентами, – произнесла директриса, теряя терпение. – Мисс Грейнджер прекрасно способна с этим справиться, и так совпало, что у нее есть свободная комната в дортуаре...

– Это какая-то шутка, – прорычал Драко, презрительно поморщившись. – Я отказываюсь оставаться с этой...

– Я не стану просить тебя заткнуться ещё раз, – Снейп отступил на шаг и, глумясь, отвесил ему подзатыльник.

– Вы сделаете так, как вам будет сказано, мистер Малфой, – натянуто предупредила Минерва МакГонагалл. – С нашей стороны у вас будет лишь одно предложение помощи, а затем вы будете предоставлены самому себе.

Драко почувствовал, как в горле, щекоча миндалины, возрастает желание бросить вызов ведьме, но он был слишком опустошен. Хогвартс был намного теплее того сарая, и это тепло успокаивало. Мягкое кресло убаюкивало его, независимо от того, как сильно он пытался это игнорировать. Запах пищи витал в воздухе, и пустой желудок уже был готов его предать.

– Стоит ли расценивать ваше молчание как согласие на наше предложение?

Предложение. Он фыркнул. Это не было предложением, и все в комнате знали об этом. Это был ультиматум. Остаться с врагом или рискнуть жизнью. Желание жить только что побило его гордость. Прекрасно, позволить им кормить себя и обеспечивать крышу над головой. Родители будут его искать. Отец мог бы убедить Темного Лорда закрыть глаза на его... неудачу. Возможно.

– Он согласен, – сказал Снейп, метнув на бывшего ученика строгий взгляд, который отбивал всякое желание возражать.

– Пусть будет так, – вздохнула МакГонагалл с тяжестью на сердце. – У вас есть какие-нибудь вещи?

Он снова уставился на свои колени. Ответом было простое «нет». Нет, у него не было чертовых вещей, которые он мог бы назвать своими. Только многократно очищенная заклинаниями и истрепанная одежда, что он носил с той самой ночи, и еще один комплект одежды, который дал ему Снейп. Он был лишен всех символов богатства; символов, которые представляли его бесславное наследие, и он ненавидел это.

– Нет, – выплюнул он, закрывая глаза.

– Тогда я попрошу домовых эльфов принести для вас что-нибудь, – сказала МакГонагалл не более мягким тоном, нежели прежде. – Завтра я отправлю их в комнату мисс Грейнджер.

– А мисс Грейнджер согласилась на это? – поинтересовался Снейп скептическим голосом.

– Еще нет.

Брови Драко в удивлении поползли вверх. Еще нет? Эта женщина рыла для него могилу быстрее Волдеморта.


~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~


Шагая по коридору, она перебирала дрожащими от беспокойства кончиками пальцев кирпичи старых стен, другой рукой Гермиона сжимала светящуюся палочку, освещающую путь. Она поняла, почему МакГонагалл вызвала ее. Мог быть только один ответ.

Дурные вести.

Кто-то умер. Или ранен. Возможно, планы Гарри и Рона были раскрыты. Может быть, школа находилась под новой угрозой. Или Волдеморт обнаружил штаб Ордена.

Были сотни вариантов, и все они были нерадужными.

Она оплакивала свой оптимизм; хотелось бы, чтобы он не был украден мрачными воспоминаниями об Астрономической башне и отсутствием ее лучших друзей. Ее грустные мысли о той ночи унеслись прочь, когда искаженный голос МакГонагалл пронесся по проходу. Затем эхо стихло, и к ее голосу присоединился еще один. Мужской.

Она крепче сжала палочку и ускорила шаги, звуки которых разносились по всему коридору. Гермиона не могла различить конкретных слов или же сказать, был ли там третий голос, теперь вибрирующий вдоль стен. Она взмахнула кистью и прошептала пароль, распахивая массивную дверь. Ее глаза расширились, а взгляд стал диким, когда гриффиндорка увидела представшую перед ней сцену.

Снейп. Здесь. В Хогвартсе.

Она даже не заметила Малфоя.

Три головы повернулись и посмотрели на нее, но Грейнджер видела только одного. Его. Того, кто убил самого великого человека, которого она когда-либо знала. Она чувствовала, как в груди взорвалось пламя.

Вы, – выдохнула Гермиона, и на ее лице на мгновение проступил шок, который сразу же сменился гневом. Опасно сузив глаза, она сделала резкий выпад рукой, в которой крепко сжимала волшебную палочку. – Импедимента[2]!

Снейп легко заблокировал заклинание, что привело ее в еще большее бешенство. Ярость застилала Гермионе слух, заглушая просьбу МакГонагалл успокоиться. Ее магия, готовая к мести, пульсировала в кончиках пальцев. Она запустила в него Ступефаем[3], но заклинание было отражено с той же легкостью, что и ее предыдущая атака.

Драко безмолвно наблюдал за поединком оценивающим взглядом, задаваясь вопросом, почему Снейп вообще в нем участвовал. Разумеется, быстрый Петрификус[4] поставил бы назойливую грязнокровку на место. Она его даже не заметила; ни на миг не отвела глаз от бывшего преподавателя. Малфой поставил бы состояние своей семьи на то, что осознание его присутствия едва ли прекратит ее небольшую истерику.

Снейп спокойно следил за Гермионой и отпускал невербальные обезоруживающие заклинания в ее направлении, решая, что было бы лучше закончить все до того, как ситуация выйдет из-под контроля. Впечатленный, он изогнул бровь: его действия не возымели никакого эффекта, и заколебался, когда очередное проклятие заставило его оступиться. Она практиковалась. Когда Грейнджер успела изучить невербальные обезоруживающие заклинания?

– Достаточно! – попыталась вмешаться МакГонагалл, но Гермиона едва ли взглянула на нее. – Мисс Грейнджер, успокойтесь и позвольте мне объяснить...

Юная ведьма даже не моргнула.

Конфрин[5]...

Палочка Гермионы вылетела из руки, и она в замешательстве перевела на директрису растерянный взгляд. Гриффиндорка почувствовала, как ее опоясывают веревки, ограничивая движения, и слезы разочарования заструились по ее щекам. Профессор МакГонагалл посмотрела на нее извиняющимся взглядом, а затем еще раз взмахнула своей палочкой, и Гермиона почувствовала, что ее ноги оторвались от пола, и она перенеслась в примыкающую к кабинету комнату.

Дверь закрылась за Гермионой с глухим ударом, и ошеломлённая девушка застыла в темноте. Затем она начала изо всех сил вырываться и кричать, пока ее горло не стало разрываться от неистовых криков. Почему Макгонагалл так поступила? Она продолжала кашлять и рыдать от негодования, глотая крики, застрявшие в горле.

Что происходит, черт возьми?

Тем временем по другую сторону двери Драко опустился на стул, закатывая глаза. Он наблюдал за обоими профессорами, выглядевшими так, будто бы они никак не могли поверить тому, что только что предстало пред их глазами, и усилием воли удержался, чтобы не покачать головой или не посмеяться над их глупостью. Неужели они были искренне удивлены ее реакцией? Он на самом деле был окружен кончеными идиотами.

– Что ж, – отметил Малфой хриплым, но все еще излишне саркастичным голосом. – Все прошло не так уж плохо.


~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~


[1] Шетландские острова – архипелаг на северо-востоке от Шотландии.

[2] Импедимента – заклинание, останавливающее или замедляющее объект.

[3] Ступефай – оглушающее заклинание.

[4] Петрификус Тоталус – заклинание, делающее тело жертвы жёстким и негнущимся.

[5]Конфринго – заклинание, вызывающее взрыв цели.


Глава 2. Удар

– Она усовершенствовала свои навыки, – прокомментировал Снейп, с задумчивым видом глядя на дверь, за которой находилась Гермиона.

– И вы понятия не имеете насколько, – МакГонагалл вздохнула и нахмурилась, поскольку протесты Гермионы становились только громче, разносясь по кабинету и заставляя ее вздрагивать. – Она много занималась со мной и Горацием.

– Я заметил, – кивнул Снейп, оглянувшись на Драко. – Возможно, она будет в состоянии с ним справиться.

– Она справится, – уверила его директриса. – Северус, анти-аппарационные чары вскоре снова вступят в силу. И я думаю, что будет легче все ей объяснить, если вас здесь не будет...

– Я и так слишком задержался, – согласился он, стремительно шагая в сторону молодого волшебника, ссутулившегося в кресле. – Помни, что мы обсуждали, Драко...

– Ты на самом деле оставляешь меня здесь? – процедил Малфой сквозь зубы. – С этими людьми? Огромное спасибо...

– Попытайся вспомнить, что ты в опасности, – посоветовал его бывший преподаватель низким, полным снисхождения голосом. – Эти люди – единственные, кто готов предоставить тебе место, в котором ты...

– Ну, тем хуже для тебя, – Драко пренебрежительно пожал плечами, посылая МакГонагалл долгий и незаинтересованный взгляд. – Вы ожидали за это какой-то благодарности?

– У меня вообще нет никаких ожиданий на ваш счет, мистер Малфой, – сказала она с подлинным разочарованием. – Ваши постоянные неудачи при попытке сделать что-нибудь стоящее уничтожили любую уверенность, которую я имела касательно вас.

Его дерзкая гримаса дрогнула от ее слов. Не потому, что ему было дело до того, что он сумел расстроить морщинистую старуху; ему на это было насрать. Нет, дело было в том, что она назвала его неудачником. И правда причинила боль. Драко не смог вспомнить ни единой цели, которую ему удалось бы успешно достичь за прошлые семь лет. Ни единой. И его последний провал оказался фатальным; достаточно фатальным, чтобы гарантировать ему смертный приговор и бессрочное пребывание в этой заднице.

Неудача.

– Желаете ли вы, чтобы я притворился, будто бы меня это волнует? – небрежно бросил он, оглядываясь на Снейпа. – Я полагал, что ты уходишь.

Малфой заворчал, когда получил очередной резкий подзатыльник.

– Тебе следует научиться следить за своим языком, Драко, – выругался волшебник. – Я приношу извинения, Минерва.

– В этом нет необходимости, – настояла она. – Я могу с этим справиться. Даю слово, что сделаю все, что будет в моих силах, чтобы обезопасить его. Вам стоит поторопиться, Северус. Скоро начнет светать.

– Верно, – угрюмо пробормотал он, кланяясь МакГонагалл. – Я не уверен, что смогу связаться с вами в скором времени.

– Если мы вам понадобимся, вы знаете, где нас найти, – сказала она более мягким и печальным голосом. – Удачи, Северус.

Фырканье Драко, полное отвращения, было заглушено громким хлопком аппарации. Он ощутил, как задергалась его челюсть, и начал бороться с тлеющими угольками предчувствия, которое обосновалось в его животе. Пусть случилось так, что Снейп оказался предателем крови, но все-таки этот жуткий человек связан Обетом и будет защищать его, тогда как эти предатели крови, вероятно, задушат его во сне. Очередное пронзительное завывание Грейнджер разорвало его барабанные перепонки, и он обратил на МакГонагалл утомленный взгляд полузакрытых глаз.

– Будет забавно, – сухо произнес Малфой, скрещивая руки на груди.

– Вы не скажете ничего, что могло бы еще больше усугубить ситуацию, – скомандовала ведьма, пригрозив ему пальцем. – И, разумеется, вы не произнесете это ужасное слово.

– Какое? Грязнокровка? – спросил Драко, растягивая оскорбление. – Вы кажетесь слишком уверенными в своем предположении…

– Я предупреждаю вас, мистер Малфой, – настояла МакГонагалл. – Если вы продолжите вести себя в том же духе, то лишь усугубите свое шаткое положение…

– Просто покончите со всем этим, – простонал он, потирая глаза. Стенания грязнокровки отзывались болезненным пульсом у него в висках, а тепло убаюкивало и заставляло веки закрываться. Он очень хотел спать. – Сейчас около трех ночи, и мне хотелось бы немного отдохнуть…

– И я уверена, что вам хотелось бы сделать это в кровати, – медленно проговорила МакГонагалл, смотря на него сверху вниз. – Я знаю, что какое-то время у вас даже кровати не было, мистер Малфой…

– К чему вы клоните?

– Если вы настаиваете на том, чтобы усложнить задачу, – начала она, делая несколько шагов в сторону двери, из-за которой доносились крики. – Тогда я, возможно, решу не давать вам спать в кровати или принимать душ, или же вам хотелось бы…

– Я вас понял, – нахмурился Драко и бросил на нее презрительный взгляд. – И хватит уже тянуть…

– Так же не было бы лишним для вас выучиться хорошим манерам, – посоветовала она, подходя к двери смежной комнаты.

Глубоко вздохнув в попытке успокоиться, директриса дернула на себя дверь и, увидев царивший внутри беспорядок, нахмурилась. Пытаясь выпутаться, Гермиона сорвала несколько полок и получила пару ушибов свалившимися книгами. Заметив МакГонагалл, стоявшую в дверном проеме, она прекратила вырываться. Грудь гриффиндорки, обмотанная веревками, тяжело вздымалась. Седая ведьма направила волшебную палочку, чтобы отлевитировать Гермиону в кабинет, и тяжело вздохнула, когда студентка возобновила свои попытки освободиться.

Ради обещанного комфорта, Драко изо всех сил сдерживал ядовитые слова, которые так и стремились сорваться с его языка. Грейнджер выглядела так, будто бы ее пережевало некое адское создание, а затем выплюнуло обратно; ее спутанные волосы обрамляли лицо, подобно осенним листьям, а глаза были воспаленно-красными, словно она не спала целый месяц. Хорошо. Он был рад ее страданиям. Доволен, что страдал не только он.

– Освободите меня! – закричала Гермиона, остановившись в нескольких дюймах от пола; ее глаза опухли от слез.

– Мне нужно, чтобы вы успокоились, мисс Грейнджер…

– И не подумаю! – возразила та дрожащим испуганным голосом. – Какого черта…

– Я обещаю, что все вам объясню, – попыталась успокоить ее профессор. – Гермиона, вам необходимо успокоиться. Пожалуйста.

Она сделала шесть долгих вдохов и проглотила боль, что вгрызалась в ее горло. Гермиона до сих пор не заметила его.

– Хорошо, – прошептала она. – Хорошо, только, пожалуйста, снимите их с меня.

Усомнившись на какой-то момент, МакГонагалл произнесла заклинание, и ноги Гермионы с негромким звуком коснулись половиц. Она прошлась ладонями по свежим отметинам, оставленным веревками, и изучающе посмотрела на пожилую даму, словно видела ее впервые. Она издала сконфуженный всхлип и осторожно шагнула к центру комнаты, не обращая внимания, что двигалась в сторону Малфоя.

– Что здесь делал Снейп? – наконец, спросила она, решив, что молчание стало слишком раздражающим.

– Прежде, чем я вам что-либо расскажу, – начала МакГонагалл. – Вы должны понять, что не сможете поделиться этим ни с одной живой душой. Даже с мистером Поттером или мистером Уизли.

Гермиона переступила с ноги на ногу и поджала губы, прокручивая ситуацию в голове. Слова МакГонагалл не сулили для нее ничего хорошего; она всем делилась с Гарри и Роном, и странное поведение профессора в последние несколько минут совершенно сбивало с толку. Она прошлась взглядом по комнате, ощущая необходимость сосредоточиться на чем-то другом, и тогда она увидела его.

Его.

Она попала в ловушку его ледяного взгляда и почувствовала, как что-то перевернулось в душе.

Гермиона не помнила, как метнулась в его сторону, все случилось так быстро и размыто. Оказавшись достаточно близко, она замахнулась сжатым кулаком и врезала Малфою в лицо, достаточно сильно, чтобы почувствовать жар в пальцах. Гермиона чувствовала, как в ее горле вибрирует дикий рык, и снова занесла свой кулак; кровь, струившаяся по его подбородку и через ее пальцы, не доставляла достаточного удовлетворения. Она желала размазать его лицо до неузнаваемости, пока тот не прекратит напоминать ей о том, что сделал.

Но МакГонагалл заклинанием перетащила ее в другой угол комнаты, и Гермиона снова закричала.

Она так яростно боролась с магией, что руки и ноги начали гореть, но волшебство не поддавалось.

– Какого черта этот ублюдок...

– Прекратите! – закричала МакГонагалл, продолжая направлять свою палочку на извивающееся тело студентки. На ее лице не было слез; на ее лице был гнев, который фактически заставлял ее пылать. – Гермиона, вы должны выслушать...

– Ты, бесхарактерный мудак! – отрезала Грейнджер и, поджав губы, посмотрела на Малфоя, не обращая никакого внимания на МакГонагалл. Он с надменным видом стирал струйку крови, стекающую с губы, и для нее это было уже слишком. Он снова поймал ее взгляд, затуманенный ненавистью. Малфой был худее, чем она помнила, и выглядел немного потрепанным, но все остальное в нем было точно таким же, как и раньше. Сливочного цвета волосы, фарфоровая кожа, глаза цвета грозовых облаков. Это было ужасно, и она взревела от негодования.

– Держите себя в руках, – предприняла очередную попытку МакГонагалл, ступая в сторону Гермионы. – Я пытаюсь объяснить...

– Как вы могли? – зашипела Грейнджер на профессора, и её пылающие гневом глаза вновь заволокло слезами. – Они убили Дамблдора! Как, блять, вы могли так поступить с...

– Достаточно! – она ответила своим обычным строгим тоном. – Я пытаюсь сказать вам...

Ничего из того, что вы можете мне сказать...

– Северус Снейп – шпион Ордена, – прямо заявила она, удовлетворенная, когда Гермиона застыла в шоке, ошеломленно охнув. – Он на нашей стороне...

– Э-это невозможно, – начала заикаться гриффиндорка, прекращая бороться, и бросила на профессора полный недоверия взгляд. – Нет, нет быть того не может...

– Это правда...

– Вы лжете! – выпалила Гермиона, ее щеки пылали, как спелые персики, усеянные росой. Она повернула голову, чтобы снова посмотреть на Малфоя, и почувствовала, как желчь подступает к ее горлу. Её мутило. – Они убили его... Они... они убили Дамблдора...

– Все в порядке, Гермиона, – попыталась утешить девушку МакГонагалл, а затем через плечо взглянула на притихшего Драко, по-прежнему сидящего в кресле и пытавшегося справиться с раной на губе. – Мистер Малфой, мне нужно поговорить с мисс Грейнджер наедине.

– Рад за вас, – пробубнил он, дрогнув от боли в раненой губе.

– Мистер Малфой, – вздохнула она, вдруг понимая, насколько устала. – Нам нужно без свидетелей обсудить некоторые темы...

– Для чего? – быстро выпалил он. – Снейп рассказал мне, что был шпионом, так что я все это знаю...

– Вы не все знаете, – сказала ему ведьма. – И вы не имеете никакого права на всю информацию...
– Ну, мне здесь вполне комфортно...

– Не вынуждайте меня самой перемещать вас, – предупредила МакГонагалл, указывая свободной рукой на дверь в противоположной стороне кабинета. – Там находится кухня. Поешьте, а я позову вас, когда мы закончим.

Резкий ответ так и хотел вырваться из его рта, но спазмы в животе напомнили, что за последние сутки он ничего не ел. Его любопытство управляло им, но голод оказался сильнее. Драко медленно поднялся со своего места и бросил на ведьм скучающий взгляд, а затем направился к кухне, бормоча себе под нос впечатляющий перечень непристойностей.

Как только они стались одни, МакГонагалл повернулась к Гермионе и задумчиво наклонила голову.

– Вы выслушаете то, что я должна сказать, если я прекращу действие заклинания?

– Снейп на самом деле шпион? – спросила та смиренным тоном.

– Клянусь своей жизнью, – четко сказала она. – Выслушаете ли вы меня?

Гермиона смущенно кивнула и жалостно всхлипнула, почувствовав, как снова может управлять своим телом. Она убрала с рукава свидетельство своей минутной слабости и наблюдала за МакГонагалл дикими глазами, полными отчаяния.

– Снейп, – прошептала она нерешительно. – Он не может быть шпионом. Он убил...

– Прежде чем умереть, Альбус оставил мне одно из своих воспоминаний, – начала директриса дрожащим от волнения голосом. – И это был спор между ним и Север...

– Но...

– Альбус знал о миссии Драко Малфоя, – продолжила она. – И попросил Северуса завершить... задачу, чтобы этого не пришлось делать мистеру Малфою. Он хотел спасти его...

– Он не стоит спасения, – она нахмурилась, взволновано всматриваясь в кухонную дверь. – Он...

– Вы должны понимать, что мистер Малфой был принужден к этому заданию, Гермиона, – предположила она, но этот аргумент был слаб. Трудно защищать того, кто подверг опасности столько жизней еще до своего семнадцатилетия. – Альбус знал, что Северус дал Непреложный Обет защищать Драко, поэтому он и попросил того сделать это вместо...

– Известно ли все это Малфою? – спросила она, выплевывая его имя, словно яд.

– Я так не думаю, – покачала головой МакГонагалл. – Он знает, что Северус шпион Ордена, таким образом, вы четвертая, кто владеет этой информацией. Больше никто не знает, и я намерена все так и оставить…

– Так что здесь делал Снейп? Понятно, что приходить сюда было опасным!

Она вздохнула.

– Он попросил меня защитить мистера Малфоя…

– Что? – рявкнула Гермиона, поморщившись от отвращения. – Какого черта мы должны это делать?

– Потому что если мы этого не делаем, – осторожно ответила МакГонагалл, убедившись, что ее студентка поймет всю важность слов. – Тогда Волдеморт сможет найти мистера Малфоя и убить его...

– Не велика потеря...

– И тогда Обет убьет Северуса, – продолжала она, игнорируя резкие слова девушки. – Кроме того, если мистер Малфой уйдет, он может раскрыть тайну Снейпа, и тот будет убит.

Гермиона запнулась.

Снейп – шпион. Один из нас...

– И, прежде всего, – МакГонагалл вернула ее в убийственное настоящее. – Если мы не защитим Драко Малфоя, жертва Альбуса будет бессмысленной.

Девушка почувствовала, как что-то оборвалось в груди. Ничего из этого не имело смысла, и, тем не менее, все, казалось, скользит на свое место в ее голове. Она могла бы поклясться могилой Мерлина, что каждая секунда этой бесконечной ночи вытягивает из нее энергию. Это было больше, чем она могла вынести; слишком много, чтобы справиться. Снейп. Шпион. Дамблдор все знал... А затем тревожная мысль пришла ей в голову.

– Зачем вы вызвали меня?

– Потому что он останется с вами, – спокойно произнесла МакГонагалл. – Ты моя самая надежная студентка, и самая способная ведьма...

– Как вы можете так поступить со мной? – простонала она, морща лицо от напряжения. – Я ненавижу его. Он сущее зло...

– Я знаю, что это слишком большое одолжение, – сказала профессор с искренним сочувствием. – Но больше нет никого, кому я могла бы довериться в этом. У вас есть свободная комната...

– Да мы поубиваем друг друга...

– Нет, этого не произойдет, – утверждала МакГонагалл, сделав несколько шагов в сторону Гермионы, чтобы в утешительном жесте положить руку ей на плечо. – Его палочка у меня, и я сотворю заклинания для защиты вашего дортуара, чтобы он не смог покинуть его. Да и вашу спальню защищает пароль...

– Должен быть кто-то другой, – умоляла Гермиона. – Хоть кто-нибудь. Один из профессоров...

– Вы единственный человек, которому я могу доверить справиться с этим, – МакГонагалл печально вздохнула. – Другие преподаватели и так заняты по горло, чтобы нагружать их еще и этим. Мне необходимо, чтобы вы сделали это...

– Как долго?

– До тех пор, пока это будет необходимо, – загадочно ответила директриса, в очередной раз смотря на Гермиону извиняющимся взглядом. – Мне очень жаль, мисс Грейнджер. Если все действительно настолько плохо, то я сделаю все от меня зависящее, чтобы хоть что-то изменить, но я искренне верю, что вы справитесь.

Она хотела возразить, сказать МакГонагалл, чтобы та дала Малфою сгнить в могиле, которую он сам для себя вырыл. Она хотела бы указать на то, что он, возможно, попытается убить ее во сне, или что она не продержится и дня, чтобы не заклясть мудака, пока он не превратился бы в кровавое месиво, размазанное по стене. Но образы Дамблдора затрепетали в ее голове.

Если мы не защитим Драко Малфоя, жертва Альбуса будет бессмысленной...

– Хорошо, – пробормотала Гермиона с отсутствующим видом. – Хорошо, я… я постараюсь.

Лицо МакГонагалл мгновенно расслабилось.

– Спасибо, – она натянуто улыбнулась и протянула мисс Грейнджер обратно ее палочку. – Я знаю, что для вас это будет трудно, и я обещаю, что я сделаю все, чтобы упростить для вас задачу.

Гермиона громко вздохнула.

– Я устала, – прошептала она, ее тело и разум были переутомлены и желали сна.

– Думаю, нам всем нужно отдохнуть, – согласилась директриса. – Я проведу вас обоих до комнат и сотворю заклинания.

– Хорошо, – она пожала плечами, слишком уставшая, чтобы спорить дальше. – Давайте покончим с этим.

МакГонагалл подбадривающе похлопала девушку по плечу, а затем направилась в сторону кухни и толкнула дверь.

– Идемте, мистер Малфой, – позвала она, внимательно глядя на Драко, когда тот вернулся в кабинет. Он стоял, высокомерно засунув руки в карманы, насмешливо и нетерпимо глядя на Гермиону.

– Уже покончила со своей небольшой сучьей истерикой? – усмехнулся он, целенаправленно держа дистанцию.

Желание кричать на него до тех пор, пока кровь не польется из его ушей, затопило ее, но Гермиона отбросила это желание в сторону. Что-то перевернулось в её сознании, когда она поняла, что обладает над ним огромным преимуществом. У неё есть палочка. Она контролирует ситуацию.

– У тебя кровь осталась на подбородке, – сказала она ему резким натянутым тоном.

Малфой спрятал свое раздражение за веселым смешком, и медленно вытер рот тыльной стороной ладони, продолжая безотрывно пялиться на Грейнджер. Он понял, что глаза у нее были не карими, скорее они были золотыми. Как отвратительный Гриффиндор. Итак, мелкая грязнокровка считала себя хозяйкой положения? Его ухмылка стала немного шире. Ладно, пусть продолжает в это верить; по крайней мере, у него появится хоть какое-то развлечение, если ему предстоит быть запертым в ее дортуаре.

– Не рада меня видеть, Грейнджер? – подначил он. – Ты выглядишь немного напряженно…

– А ты выглядишь как кусок дерьма, – ответила Гермиона, окинув взглядом его рваные одежды. – Я тебя предупреждаю, Малфой. Не стоит меня заводить...

– Или что? – прорычал он, слишком близко придвинув к ней свое лицо. Она не отступила, но съежилась, когда поняла, что его дыхание пахло кровью из раны, которую она нанесла своим кулаком.

– Ты так и не понял, да? – прошептала Грейнджер, сузив глаза. – У тебя ничего нет. Ты и сам ничто. И сейчас ты застрял здесь, вынужденный принять нашу помощь, как какой-то жалкий ребенок.

Что-то промелькнуло в его глазах, нечто среднее между стыдом и злобой. Этот взгляд спровоцировал небольшой и кратковременный огонь в животе, который заставил ее почувствовать себя сильной, дерзкой. Это длилось недолго, ровно настолько, чтобы придать ей решимости.

– Надеюсь, это убивает тебя, – прошептала Гермиона с резкой прямотой. – Я надеюсь, что это разрывает тебя на части…

– Отъебись грязно...

– Достаточно, – прервала их МакГонагалл; Драко изогнул бровь, увидев нацеленную на него палочку. – Идемте, мистер Малфой. Уже поздно.

Его глаза бегали между старухой и ее волшебной палочкой. Он мог бы честно сказать, что никогда и не планировал предпринимать попытку побега из комнат Грейнджер. В этом нет никакого смысла, когда рядом две вооруженные ведьмы, не сводящие с него глаз, словно он кипящий котел, полный неустойчивого зелья, готового вот-вот взорваться. Драко закатил глаза и последовал из комнаты за Грейнджер. МакГонагалл шла за ним, держа палочку, нацеленную на его затылок.

Прогулка прошла в молчании. Обе ведьмы не переставая нервно осматривались вокруг, чтобы убедиться, что по коридорам не блуждает какая-либо заблудшая душа. Конечно, коридоры были пусты, и шаги трех пар ног смешивались со звонкими отголосками дождя. Всю дорогу Драко сверлил взглядом затылок Грейнджер, при этом отметив, как напряглись мышцы ее плеч и как крепко, чрезмерно крепко, она держит волшебную палочку. По крайней мере, она не махала ей перед его лицом в отличие от МакГонагалл, которая считала необходимым подталкивать его в позвоночник каждые несколько шагов.

Главная староста немного ускорила шаг, а затем потянула в сторону тяжелые шторы, представив взору изображение гордых львов, урчащих и купающихся в лучах нарисованного солнца. Он не слышал пароль, который пробормотала Грейнджер, но он, вероятно, и не должен был его знать.

Она исчезла внутри, и Малфой ворвался за ней, как будто уже владел этой комнатой. Медленно, с отвращением он осмотрел гостиную; Гермиона внимательно следила за ним, когда тот развернулся на каблуках и направился в ванную, отталкивая ее со своего пути с большей силой, чем это было необходимо. Она была готова закричать ему вслед, но тот яро захлопнул за собой дверь, что заставило ее вздрогнуть.

– Кретин, – прошипела себе под нос Грейнджер, поворачивая голову и глядя на МакГонагалл усталым взглядом. – Наложение чар займет много времени? Я хотела бы лечь спать.

– Всего несколько минут, – заверила ее профессор, взмахивая запястьем и скользя своей палочкой вдоль двери.

Для Гермионы сложные заклинания звучали скорее как колыбельная, и ее веки тяжелели. Она слышала, как включился душ, и вода полилась в одном ритме со словами МакГонагалл. Грейджер была настолько обессилена, эта ночь нанесла сильный урон ее разуму. Ей просто хотелось лежать в темной комнате и видеть сны; ночные кошмары. Она резко вышла из транса, когда директриса появилась перед ее глазами. Она беззвучно шевелила губами.

– Простите?

– Я закончила, – мягко произнесла МакГонагалл с легкой улыбкой. – Я хотела бы еще раз напомнить вам, мисс Грейнджер, что это должно остаться между нами.

– Я знаю, – ответила Гермиона.

И она на самом деле это знала. За последние шесть лет она достаточно близко познакомилась с тайнами, и за большинство из них пришлось слишком дорого расплачиваться, но она сразу же поняла, что эта будет преследовать ее, как ни одна другая. По той причине, что она не могла поделиться ей с Гарри и Роном; это помогло бы растянуть границы ее терпения. Она прокрутила слово "тайна" в своей голове, и заметила, что оно даже прозвучало раздражающе, словно шипение змеи.

– Необходимо ли мне напоминать вам, что стоит пристально следить за своей палочкой?

– Я всегда так и поступаю, – Гермиона вздохнула, и директриса почувствовала неловкость.

– Я знаю, что для вас это будет непросто, – призналась МакГонагалл. – Но вы ни разу не разочаровывали меня, Гермиона.

Она наблюдала, как профессор исчезает из комнаты, и вдруг ощутила нелепую клаустрофобию. Она повернула голову и посмотрела на дверь ванной комнаты, нервно прикусив губу. Проведя трясущимися пальцами по сбившимся волосам, она потащилась к себе в спальню. Не сводя тревожного взгляда с двери, за которой скрылся Малфой, она пробормотала свой пароль, Lutra Lutra[1], и проскользнула внутрь.

Гермиона не позаботилась о том, чтобы снять одежду, просто неловко рухнула на постель и закрутилась в кокон из простыней и одеял. Она взглянула в окно – небо было еще черным, но по утрам зима именно так влияла на цвета и настроение. Стали доноситься отдаленные крики ранних птиц, и беглый взгляд на часы подтвердил, что было уже почти четыре утра.

Она поблагодарила Мерлина за то, что сегодня была пятница и завтра ей не нужно идти на занятия, а затем задумалась – стоит ли ей вообще благодарить кого-либо или что-либо, учитывая сложившиеся обстоятельства.

Падающие в душе капли воды были четко и ясно слышны в ее комнате и служили дразнящим напоминанием о новом, нежеланном соседе. Ее висок пульсировал от вызванной напряжением начинающейся головной боли, и она знала, что, несмотря на ее усталость, ей придется провести немало времени в попытках уснуть.

Прошло полчаса, пока не стих шум воды, и она услышала громкие движения Малфоя, когда тот направлялся в свою комнату. Гермиона застонала в подушку, поскольку звуки не стихали; они скользили вдоль плитки в ванной и просачивались сквозь тонкие стены. Схватив палочку, она быстро пробормотала заглушающее заклинание в надежде, что оно продержится до утра.


~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~


Драко зачесал пальцами влажные волосы и замотался в полотенце. Он даже не мог описать, насколько приятно было принять горячий душ, снова почувствовать себя чистым. Его глаза бродили по спальне; он отметил цвета Гриффиндора, что отразилось в сорвавшемся с языка ворчании. И это здесь он вынужден остаться, среди красно-золотого безобразия.

Он услышал отдаленный шум и решил, что это, должно быть, Грейнджер ворочается во сне. Он мог это слышать? Охуительно.

И все же, хотя бы кровать была удобной.

Он отбросил полотенце и предпочел спать обнаженным, решив, что потрепанная одежда будет лишь раздражать его только что очищенную кожу. Его взгляд упал на Темную метку, покрывающую мертвенно-бледную плоть, он проследил контур кончиком пальца. Драко нахмурился в темноту, а затем упал в манящие материи и уставился в потолок.

Небо перекрасилось в неприятный оттенок индиго, когда ему, наконец, удалось впасть в состояние той неуловимой дремоты, которой он жаждал многие недели.


~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~


[1] Lutra Lutra – (лат.) выдра.
запись создана: 24.07.2012 в 19:36

@темы: фанфики, творчество, переводы, Изоляция

URL
Комментарии
2012-07-26 в 20:23 

super-kaktus
к чему скрываться под плащом, к чему бояться скарлатины, ведь мы, я знаю, все когда-нибудь умрем
Все-таки вы умеете выбирать работы для перевода) Интересное начало.

2012-07-26 в 20:27 

Хельга Французова
Не любите меня за большие сиськи, полюбите за бессмертную душу.
super-kaktus, тут я могу только согласиться и поблагодарить Ульяну :heart::heart::heart:
А вообще, мы просто не смогли пройти мимо этого произведения (да-да, именно произведения!) и в процессе дальнейшего перевода ты меня поймёшь :attr::):attr:
И спасибо за внимание! :flower:

URL
2012-07-26 в 20:45 

super-kaktus
к чему скрываться под плащом, к чему бояться скарлатины, ведь мы, я знаю, все когда-нибудь умрем
Хельга Французова, ну если судить по многочисленным отзывам, наградам, и просьбам перевести этот фик - это точно что-то стоящее :yes:

2012-07-26 в 20:48 

Хельга Французова
Не любите меня за большие сиськи, полюбите за бессмертную душу.
super-kaktus, если честно, я сама заинтригована не меньше вашего))) и с нетерпением жду новой главы)

URL
2012-08-07 в 03:22 

DILLIGAF
Как говорят патологоанатомы,в каждом человеке есть что-то хорошее...
Хельга Французова, я за тобой наблюдаю! (с) читать дальше
первые две главы понравились, жду продолжения! :vo:
удачи вам девченки в этом нелегком деле! :squeeze:

вопрос-предложение

СПАСИБО за ваш труд! вы молодцы! :red::red::red:

2012-08-07 в 10:56 

Хельга Французова
Не любите меня за большие сиськи, полюбите за бессмертную душу.
DILLIGAF, я за тобой наблюдаю! (с)
Это очень хорошо, мой друг! :buddy:

первые две главы понравились
Очень приятно! :dance:

жду продолжения
Вот утрясём кое-какие моменты и сразу же примемся за третью главу! :cool:
Ответ на вопрос-предложение

СПАСИБО за ваш труд!
Спасибо за внимание! :hlop:

URL
2012-08-07 в 14:52 

AgriAgripina
единственное чем я немного недовольна, то это маггловские маты из уст чистокровного волшебника, об это у меня еще в "Жажде" взгляд спотыкался я понимаю, что в оригинальном тексте так, а из песни как известно слов не выкинешь, но может вам стоит адаптировать их ближе к магическим ругательствам? ну, это кагбэ небольшая пища вам для размышлений
DILLIGAF, ты совершенно права, из оригинала слов не выкинешь! В данном случае - мата))) Что касается адаптации, то у меня только такие варианты: соплохвоста тебе в жопу, клювокрыл тебя задери и пр. Пожалуй, они будут не совсем уместны.
Думаю, ограничимся тем, что Драко будет взывать к Мерлину, а Гермиона - к Богу :gigi:

2012-08-07 в 19:17 

DILLIGAF
Как говорят патологоанатомы,в каждом человеке есть что-то хорошее...
Хельга Французова, какие фразочки отпускает мисс Грейнджер!
ну, кое что из ее лексикона было представлено в тексте, но судя по твоим словам это был зацензуренный вариант! :lol:


Uliana Sainova, соплохвоста тебе в жопу, клювокрыл тебя задери
:lol::lol::lol::lol::lol::lol::lol: отличные варианты!!! :vo:
сюда можно добавить: "поцелуй меня дементор" и "мать моя волшебница"! :vict:

Драко будет взывать к Мерлину, а Гермиона - к Богу
так это уже какой-то религиозный трактат получится! :beg: :pope:

ДЕВЧОНКИ, еще раз СПАСИБО вам за перевод! УДАЧИ!!! :red::red::red:

2012-08-07 в 19:55 

AgriAgripina
но судя по твоим словам это был зацензуренный вариант!
DILLIGAF, хочу за Олю ответить ;-) мы решили сделать ее более культурной, она же деееевочка :nesmet3: А Малфой уже будет без цензуры выражать свои мысли.
отличные варианты!!!
сюда можно добавить: "поцелуй меня дементор" и "мать моя волшебница"!

Ооо, спасибо! :-D:-D:-D Нужно внести их в словарик :laugh:
так это уже какой-то религиозный трактат получится!
никакого фанатизма :super: Драмиона останется на первом плане :dance2:
ДЕВЧОНКИ, еще раз СПАСИБО вам за перевод! УДАЧИ!!!
Спасибо большое! :heart:

2012-08-14 в 20:48 

Некто крылатый
я родился со стертой памятью. моя родина где-то вдали. я помню, как учился ходить, чтобы не слишком касаться земли...
Uliana Sainova, *мантикору тебе в зад*, *че орешь/злой/страшный как мантикора в брачный период*, *Основателей ради/о, великие Основатели* ну и т.д....
Рада буду, если поможет... :shuffle:
*пошла читать*

2012-08-14 в 20:53 

Хельга Французова
Не любите меня за большие сиськи, полюбите за бессмертную душу.
~Акварельная~,
Рада буду, если поможет...
Спасибо))) Но оригинал подобных словес не предусматривает))) Но ничто не помешает читателям мысленно заменять привычные магловские ругательства на магические)))

*пошла читать*
:dance::dance::dance:

URL
2012-08-14 в 20:55 

Некто крылатый
я родился со стертой памятью. моя родина где-то вдали. я помню, как учился ходить, чтобы не слишком касаться земли...
Хельга Французова, ну, авось когда-нибудь еще пригодицца... ;-)
:squeeze::squeeze::squeeze:

2012-08-14 в 21:12 

AgriAgripina
*мантикору тебе в зад*, *че орешь/злой/страшный как мантикора в брачный период*, *Основателей ради/о, великие Основатели* ну и т.д.... Рада буду, если поможет... :shuffle:
~Акварельная~, спасибо за инициативу:flower:
Хельга Французова, скоро можно будет выложить словарь для перевода ругательств с маггловского на манически-аристократический язык :super:

2012-08-14 в 21:15 

Некто крылатый
я родился со стертой памятью. моя родина где-то вдали. я помню, как учился ходить, чтобы не слишком касаться земли...
Uliana Sainova, :goodgirl::ura:
*с придыханием* аватаааар :inlove:

2012-08-14 в 21:28 

AgriAgripina
*с придыханием* аватаааар :inlove:
~Акварельная~, дышите глубже :D читать дальше

2012-08-14 в 21:32 

Некто крылатый
я родился со стертой памятью. моя родина где-то вдали. я помню, как учился ходить, чтобы не слишком касаться земли...
Uliana Sainova, *положила ручку на грудь, пытаясь выравнять дыхание*
А полный вариант-с?.. :shuffle:

2012-08-14 в 21:52 

Некто крылатый
я родился со стертой памятью. моя родина где-то вдали. я помню, как учился ходить, чтобы не слишком касаться земли...
ЫЫЫЫЫ! *посмотрела и здохла мучительной смертушкой от эстетического потрясения*
ВахЪ, вахЪ,вахЪ! :beg::beg::beg::beg::beg::beg::beg::beg::beg: *слов нет, одни междометия. И восхищенные маты, но их слушать не обязательно*

2012-08-14 в 21:59 

AgriAgripina
~Акварельная~, как же приятно читать столь эмоциональные комментарии :gigi:
*слов нет, одни междометия. И восхищенные маты, но их слушать не обязательно*
Я все увидела меж строк :ura:

2012-08-14 в 22:08 

Некто крылатый
я родился со стертой памятью. моя родина где-то вдали. я помню, как учился ходить, чтобы не слишком касаться земли...
Uliana Sainova, вы ишшо удивляетесь им, мисс??? :wow: Недосмотр чей-то, однако! :emn:
Я все увидела меж строк :ura:
Внимаааательная! :squeeze:

     

Доведи меня до сарказма

главная